Поиск

Аллювиальная область Средней Азии
27.06.2015

Общая характеристика

Область аллювиальных отложений приурочена ко всем речным системам. В составе их современные речные наносы занимают относительно незначительные площади, и они имеют малое практическое значение. Главная роль принадлежит отложениям древне-аллювиальным, сформировавшимся в предшествующий (ледниковый) геологический период. Площадь последних громадна, значительно превышает площадь лессовых территорий, и потому удельный вес ее в ирригационном хозяйстве весьма велик. Целый ряд крупнейших орошаемых районов лежит полностью на древнеаллювиальных отложениях. К таковым принадлежат например Тедженский, Мургабский, весь Средний и Нижний аму-дарышские оазисы и др.
Эта область древнеаллювиальных отложений является областью развития древнейшего орошения и вместе с тем объектом крупных современных ирригационных проектов.
В с.-х. отношении область используется под самые разнообразные культуры, удельный вес хлопка значительный, но специфической чертой области является широкое развитие рисовых посевов.
Мелиоративный характер области аллювиальных отложений существеннейшим образом отличается от характера лессовой области, что определяется своеобразным строением ее, особыми гидрогеологическими условиями и специфическими типами почв. Ниже все эти черты мы и охарактеризуем.
Строение речных долин

При рассмотрении речных долин в целом в пределах как современных, так и древних аллювиальных отложений выявляются два различных типа строения их (черт. 81).
Первый тип строения показан на чертеже 81—1. Здесь древний аллювий расположен последовательно возвышающимися над рекой террасами, которых насчитывается иногда до пяти. Такое строение свидетельствует о том, что в процессе геологического развития долины река испытывала ряд резко выраженных моментов понижения своего базиса эрозии, в течение которых она врезалась в толщу грунта и смывала части своих насосов. Таким образом возникал уступ древней террасы и под ним начинала формироваться новая терраса.
Второй тип строения долины показан на чертеже 81—2. В этом случае современное ложе реки иногда лежит выше, чем древне-аллювиальные отложения. Последние отгорожены от современной поймы небольшим повышением, как бы береговым валом, за которым поперечный уклон идет от реки по направлению к коренному берегу. Такое строение долины возникает тогда, когда река обильно откладывает в своем русле наносы и они систематически поднимают ее ложе.
Аллювиальная область Средней Азии

Оба типа строения долин широко развиты в Средней Азии и могут быть наблюдаемы почти на каждой реке. При этом первый тип свойственен верхним частям ее течения, второй же — средним и особенно часто — нижним. В качестве типичного примера может быть названа р. Аму-Дарья. Здесь в верховьях, на Вахте, мы имеем четыре ступенчатовозвышающихся речных террасы. Наоборот, в среднем течении (чарджуйский оазис) и особенно в нижнем (Хорезм) мы имеем типичные случаи второго типа строения долины.
Различие названных типов строения долин имеет чрезвычайно серьезное мелиоративное значение. Оно сказывается решительно на всех элементах мелиоративной оценки районов, и ниже мы будем их подробно анализировать, сейчас же отметим самое общее и очевидное: в первом типе строения река является приемником поверхностного стока и в той или иной мере дреной для всех террас, тогда как во втором случае она, наоборот, питает своей водой грунтовые воды долины, способствует ее заболачиванию и ни в какой мере не обеспечивает поверхностный сток.
Вертикальный и горизонтальный профили аллювиальных отложении

Свиты аллювиальных отложений вообще чрезвычайно разнообразны по своему составу, охватывая весь диапазон от крупных чистых галечников до тончайших глин. При этом обычной чертой аллювия является быстрая смена состава как в одной точке, по вертикали (слоистость породы), так и в горизонтальном направлении, по плоскости. Эта общая пестрота сложения является характерной чертой всей аллювиальной области. Этой пестротой сложения определяется пестрота и гидрогеологических условий и почвенного покрова, что имеет существенное с.-х. и мелиоративное значение.
С мелиоративной точки зрения в этой общей пестроте аллювиальных отложений следует все же различать два основных типа. Первый тип характеризуется тем, что главная масса аллювия сложена галечниками и только сверху он прикрыт маломощной (от долей метра и до нескольких целых метров) толщей мелкоземистых отложений, на которых и развиваются почвы. Этот тип отложений может квалифицироваться, с мелиоративной точки зрения, как естественно дренированный в той или иной степени.
Второй тип характеризуется или полным отсутствием подстилания галечником или, во всяком случае, весьма глубоким его залеганием. В этом случае вся толща аллювиальных отложений сложена перемежающейся свитой глин, суглинков и иногда песков. В целом она должна квалифицироваться как слабо или вовсе недренированная.
Оба типа отложений наблюдаются на каждой из среднеазиатских рек, причем в верхних частях их течения господствует первый тип, тогда как в нижних — второй тип.
Физико-химическая характеристика аллювиальных отложений

Физические свойства аллювиальных отложений (порозность, водопроницаемость и пр.) в соответствии с отмеченной выше пестротой механического состава и строения всей свиты разнообразны и не могут быть охарактеризованы какими-либо средними цифрами. Для мелкоземистых отложений они варьируют от показателей, свойственных пескам, до показателей тяжелых глин. Некоторые конкретные данные мы приведем ниже, при описании отдельных объектов. Уместно здесь отметить, что на древних террасах (долины первого типа) верхняя толща аллювия в пределах одного-двух метров нередко приобретает ясно выраженный лессовидный характер, т. е. становится порозной, легко рассыпающейся при давлении, водопроницаемой и внешне значительно более однородной. Это превращение является следствием почвообразовательных процессов, протекающих в условиях сухого климата.
Из специфических свойств, важных в мелиоративном отношении? нужно отметить отсутствие на аллювии просадок того типа, который свойственен лессовым отложениям. Однако и здесь при орошении наблюдаются иногда явления оседания грунта и провалов, но другого характера. Так например на Вахше (остр. Арал) отмечались многие случаи провалов на орошаемых полях, вызывавшиеся тем, что пылеватый грунт легко вымывался поливной водой в близко подстилающий крупный галечник. В низовьях р. Сыр-Дарьи наблюдались случаи провалов при подстилании глиной, но сильно трещиноватой. В эти трещины водой вмывался вышележащий пылеватый или мелкопесчаный субстрат. Иногда эти провальные явления охватывают довольно значительные площади, измеряющиеся сотнями гектаров, тем не менее они остаются чисто местными и не имеют того общего значения, как просадочность лесса.
Из числа важнейших общих характеристик химического характера нужно прежде всего отметить обычную засоленность аллювиальных толщ, значительно большую, чем лессов. Эта засоленность возникает не в процессе отложения аллювия, обычно пресного, а в последующие стадии его жизни, за счет постепенной концентрации солей, поступающих сюда как из грунтовых вод, так и с водами поверхностного стока с окружающих водоразделов. Выше мы подробно рассматривали общую схему движения солей к речным долинам и аккумуляцию их здесь. Все долины рек Средней Азии в общем являются прекрасной иллюстрацией правильности этой схемы. Конкретные степени засоления аллювиальных грунтов весьма разнообразны, и мы ниже, при описании отдельных объектов и районов, приведем цифровые примеры, а сейчас следует отметить лишь наметившиеся общие закономерности явления. Так несомненно, что наиболее засоленными оказываются долины 2-го типа, и менее всего засолены обычно наиболее высокие террасы; затем обычно грунт оказывается тем менее засоленным, чем ближе к поверхности залегает галечник. Мощные мелкоземистые суглинистые и глинистые толщи аллювия засолены как правило в наибольшей степени.
Учитывая этот общий признак аллювия, его засоленность, мы должны констатировать в обв;ем виде, что с мелиоративной точки зрения он стоит качественно ниже, чем лессовые отложения.
Все аллювиальные отложения Средней Азии карбонатны, так же как и лессы, что является положительной их чертой.
Культурно-поливные наносы

В области аллювиальных отложений следует выделить еще очень широко развитую своеобразную разность поверхностного наноса (мощностью иногда до двух метров), которому присваивается название культурно-поливного. Он образуется за счет выноса на поля илов с оросительными водами и вывозки землистых удобрений. Откладываясь тонкими слоями, ежегодно перепахиваемыми, этот нанос не обладает ясно выраженной слоистостью.
Для характеристики этого процесса наиливания приведем следующие данные. По наблюдениям на Катта-Курганском опытном поле вода арыков летом содержит до 1,3 г плотного остатка на литр, что при пересчете на 1 га дает ежегодно около 6 т наноса, или 0,25% веса 20-сантиметрового слоя почвы. Несравнимо более энергичное наращивание поверхности поля наблюдено в одном случае на острове Мианкал (под Самаркандом) при рисовой культуре. Изучение велось на делянке длиной в 130 м и шириной в 30 м. Оросительная вода поступала непосредственно из арыка и через учетную делянку проходила на следующие. Наносы откладывались на поле в течение всего лета и после уборки риса, по профилю от входного отверстия до конца палы, через каждый 10 м, была измерена мощность отложившихся наносов и изучен механический и химический состав их. Мощность наносов оказалась следующей:
Аллювиальная область Средней Азии

Далее 97,9 м слой наноса нельзя было на разрезе ясно отделить от поверхности почвы. Как видно из цифр, мощность отложений колоссальна и достигает в начале палы почти полуметра. По механическому составу наносы дифференцировались следующим образом:
Аллювиальная область Средней Азии

Мы видим, что в начале палы наносы пылеваты (лессовидны), тогда как в конце становятся тяжелоглинистыми.
Для дальнейших анализов были избраны три образца: первый, последний и промежуточный на расстоянии 55,5 м. Для ниx сделаны валовой анализ, анализ веществ, растворяющихся при промывке 0,05 N соляной кислотой (по К. Гедройцу), и проанализирована водная вытяжка. Эти данные приводятся непосредственно ниже (табл. 117, 118 и 119):
Аллювиальная область Средней Азии

Анализ показывает, что нанос по составу не отличается заметно от состава местных почв.
Аллювиальная область Средней Азии

Этот анализ показывает значительную подвижность минеральных соединений наноса, что вполне соответствует его обычному плодородию.
Аллювиальная область Средней Азии

Анализ свидетельствует, что даже пресная вода р. Зарявшана откладывает нанос, содержащий заметные количества воднорастворимых солей.
Все эти данные дают достаточно наглядное представление о самом процессе образования так называемых культурно-поливных наносов, или почв. В поле эти наносы распознаются по отсутствию слоистости и постоянному наличию в толще их осколков кирпича, черепков посуды и прочих следов человеческой культуры.
Рельеф области аллювиальных отложений

Рельеф долинных территорий с мелиоративной точки зрения всегда гораздо менее благоприятен, чем области пролювия. Во-первых, общие уклоны здесь как правило незначительны (порядка десятитысячных), что допускает возможность применения орошения преимущественно способом затопления. Поверхностный сток не только не обеспечен естественным образом, но часто затруднен и с помощью. искусственной водоотводящей сети для самотечного вывода воды, благодаря недостаточности уклонов. Нередко здесь приходится ставить вопрос о механической перекачке.
Кроме того для аллювиальных отложений характерно наличие обильных местных деформаций рельефа в виде всякого рода понижений, потяжин и блюдец — следов бывшей работы водного потоки. Это еще более ухудшает условия стока и создает предпосылки заболачивания и засоления.
Несколько лучшие условия рельефа наблюдаются обычно в долинах первого типа, на высоких террасах, но тем не менее и они не лишены тех же дефектов. Поэтому в общем виде можно сказать, что топографические условия аллювиальной области с мелиоративной точки зрения всегда хуже области лессовой.
Грунтовые воды

Характер грунтовых вод резко различен в долинах, близко подстилаемых галечниками и сложенных более или менее мощной толщей слоистых мелкоземистых отложений.
В первом случае, в галечнике, грунтовые воды обычно пресны и обладают ясно выраженным течением. В этом случае они не являются вредным фактором с с.-х. и мелиоративной точки зрения, даже если залегают не глубоко от поверхности (в пределах 1—2 м). Орошение не создает здесь обычно вредных последствий, так как все фильтрационные воды уносятся грунтовым потоком за пределы района.
Во втором случае, когда имеется долина, сложенная мощной толщей мелкоземистых отложений, гидрогеологическая обстановка оказывается всегда принципиально иной. Уровни грунтовых вод могут быть здесь весьма различными и в первобытном своем состоянии нередко весьма глубокими, порядка 10—20 м от поверхности. Однако в этих условиях они всегда засолены в той или иной степени (от 5 до 100 г солей на литр), а самое главное то, что они здесь или очень слабо или совсем неподвижны, представляя собой замкнутые грунтовые бассейны. В этих условиях орошение, всегда связанное с большой фильтрацией воды в толщу грунта (главным образом из каналов), неизбежно вызывает быстрый и значительный подъем уровня грунтовых вод, что ведет за собой развитие заболачивания и засоления. Этот характер явления практически и наблюдается, можно сказать, во всех районах орошения, расположенных в аллювиальной области.
Естественно, что характер гидрогеологических условий оказывается всегда более или менее лучшим на высоких речных террасах, тем не менее и здесь весьма редко можно наблюдать условия, аналогичные лессовым областям. Поэтому в общем виде нужно признать, что с мелиоративной точки зрения гидрогеологические условия аллювиальных областей всегда (за исключением галечных территорий) значительно хуже, чем в области лессов.
Почвы аллювиальных областей

Как мы показали выше, в области лессовых отложений господствует один тип почвообразования, именно степной, представленный здесь сероземом.
В противоположность этому в области аллювиальных отложений имеют место три типа почвообразования, а именно: 1) степной, 2) болотный, главным образом в виде солончакового подтипа, и 3) солонцовый.
Господствующая роль принадлежит здесь несомненно солончаковому типу, другие же два ему подчинены. Мы рассмотрим кратко каждый из них по порядку.
Степной тип

Степной тип почвообразования в виде серозема развивается всюду на аллювии, где он достаточно давно вышел из-под разливов реки и где уровень грунтовых вод так глубок, что уже не влияет на почвообразование. Эти условия осуществляются обычно на высоких террасах, где часто сероземы в своих поверхностных горизонтах приобретают совершенно нормальный габитус и становятся неотличимыми от сероземов на лессах. Однако с точки зрения мелиоративной оценки эти сероземы тем не менее обычно нельзя ставить в одну группу с сероземами на лессах в силу тех специфических неблагоприятных условий, в которых они залегают и которые описаны выше (засоление грунтов, неблагоприятный рельеф, неблагоприятные гидрогеологические условия).
Болотный тип

Болотный тип почвообразования развит на громаднейших территориях долин всюду, где поверхность или теперь испытывает избыточное увлажнение (поверхностное или грунтовое) или испытывала его в недавнем прошлом. Конкретное проявление болотного типа почвообразования выявляется в формировании почв или влажнолугового типа или же явных солончаков.
Влажно луговые почвы

Влажнолуговые почвы характеризуются обычно повышенным содержанием гумуса (до 2,5%) и наличием ясно выраженных раскисленных (глеевых) горизонтов в глубине. На этих почвах развивается та или иная луговая растительность, но осолонение их всегда значительно выше, чем у сероземов. Поэтому прямое их освоение под с.-х. культуры обычно невозможно. Однако при мелиорации, т. е. после осушения и промывок, эти почвы становятся часто даже более ценными, чем сероземы, что стоит в связи с их большей гумусностью и общим богатством питательными веществами.
Солончаки

Засоленные почвы, или солончаки, занимают в области аллювиальных отложений громадные территории, что и дает основание квалифицировать серую зону одновременно и как солончаковую. Самый характер засоления как по составу солей и их распределению по горизонтам, так и по количественному выражению чрезвычайно разнообразен, и конкретные примеры его мы приведем ниже при описании районов. Здесь достаточно отметить, что в Средней Азии господствуют солончаки сульфатно-хлоридные и хлоридно-сульфатные, тогда как содовые встречаются лишь как исключение. По составу катионов обычно преобладают натровые солончаки. Количество солей в верхних горизонтах почвы обычно 3—5%, но нередко поднимается до 40—60%.
Общая оценка местных солончаков с точки зрения развития в них солонцовых процессов при промывках невозможна: этот процесс определяется в каждом частном случае конкретным соотношением катионов натрия и кальция. Однако можно думать, что среднеазиатские солончаки не представляются особо тяжелыми объектами мелиорации. Основания к этому предположению следующие:
1) Несомненно, что многие почвы древних речных долин, сейчас не осолоненных, тем не менее в прошлом переживали стадию осолонения, аналогичную современной. Рассолоняясь во времени естественным образом, они тем не менее не дали типичных солонцов, которые охарактеризованы нами выше и широко развиты в более северной каштановой зоне. Отсюда можно сделать заключение, что состав солей не благоприятствовал развитию солонцового процесса. Несомненно, что известное буферное действие влиянию солей оказывает здесь высокая карбонатность пород.
2) Практика современного туземного орошения весьма широко применяет промывки своих засоленных земель и, по-видимому, не встречается с резко выраженными солонцовыми явлениями, Однако этому факту нельзя придавать сейчас распространительного толкования. Возможно, что современное орошение путем векового отбора территорий и локализировалось к настоящему времени преимущественно на таких типах засоления, которые не дают отрицательных последствий при промывках. В Средней Азии, как известно, имеются громадные территории, обарыченные в древности, но теперь не культивируемые. Причины гибели этих бывших орошаемых оазисов вообще очень разнообразны, но не исключена возможность, что среди них может иметь место и развитие солонцового процесса, с которым древняя практика не справилась. Конкретным выражением этого процесса могут являться некоторые из так широко развитых здесь «такырных» площадей (см. ниже).
3) Опытные данные по промывке солончаков, проведенные в Голодной степи, в Фергане и в Катта-Кургане, с несомненностью установили возникновение в ряде случаев солонцовых явлений, однако не в таких степенях, которые не преодолевались бы сравнительно просто путем добавочных промывок за счет наличного в почве карбоната кальция и без специальных дополнительных и дорогих мер по химизации.
Резюмируя все вышеизложенное, нужно констатировать, что солонцовые явления при промывках солончаков Средней Азии изучены крайне слабо, тем не менее имеющиеся данные позволяют считать, что они довольно широко развиты, могут иметь существенное с.-х. значение, но проявляются обычно не в таких острых формах, которые требовали бы дорогих и сложных мероприятий для их устранения, но главным образом соответственно рассчитанных промывных норм.
Широкое и систематическое изучение этих процессов является очередной задачей исследовательских учреждений Средней Азии.
Солонцовый тип

Чрезвычайно характерной и важной практически чертой почвенного покрова Средней Азии является отсутствие здесь типичных солонцов и солонцовых комплексов. Более или менее ясные признаки солонцового профиля почв констатировались ранее лишь на таких окраинах Средней Азии, как плато Усть-Урт или третичное плато севернее Аральского моря. В соответствии с этим широко было распространено мнение о том, что в пределах коренного, равнинного Туркестана солонцовые процессы вообще не имеют места. В настоящее время такое представление уже не может считаться справедливым. В последние годы установлен ряд фактов формирования солонцового профиля почв, а некоторые оригинальные формы солонцового почвообразования развиты в Средней Азии, по-видимому, чрезвычайно широко. Ниже мы кратко все эти случаи рассмотрим.
Впервые ясно выраженный солонцовый профиль почвы был установлен нами на древней террасе р. Кара-Дарья в Фергане, в системе Майли-Сая, на обычной орошаемой пашне. Аналитическое исследование разреза в отношении состава поглощенных катионов и распределения механических элементов дало следующие результаты:
Аллювиальная область Средней Азии

Величины поглощенных щелочей показывают, что вообще весь разрез солонцеват, но типично выраженный солонцовый горизонт, на 19,5% насыщенный натрием, залегает здесь на значительной глубине — в 70—80 см. Сюда же перемещены и илистые фракции из верхних горизонтов, что также характеризует типичный солонцовый процесс.
Второй случай установлен Козловым на древней террасе р. Сыр-Дарья в Голодной степи у пос. Волынского и описан нами выше. Наконец Кудриным установлено значительное развитие солонцовых почв в Дальверзинской степи.
Отмеченные здесь случаи являются все же единичными. В противоположность этому широчайшее географическое развитие имеет, по-видимому, солонцовый процесс в таком оригинальном почвенном Образовании, которому присваивается наименование «такыра».
Такыры

Термин «такыр» прежде всего является чисто ландшафтным, обозначая собой ровные и гладкие глинистые территории, обычно совершенно голые, разбитые с поверхности на паркетообразные плитки и настолько твердые, что след лошади часто на нем не заметен. Цвет такыров с поверхности разнообразен, но обычно ярких оттенков: шоколадно-бурых, палевых, розоватых. Площади такырных пятен иногда незначительны, но часто охватывают сотни и даже тысячи гектаров.
Максимальное развитие такырных площадей приурочено к древ-неаллювиальным отложениям, но часто они встречаются по понижениям среди песков. Возникновение такыров во многих случаях связывается с действием поверхностных вод, ливневых или речных, затопляющих очень мелким слоем плоские понижения и приносящих сюда тончайший ил. После высыхания этих эфемерных озер ил остается и последовательно формирует такыр. Этот путь происхождения и объясняет обычную чрезвычайную глинистость такыров, измеряющуюся часто величиной в 90 и 95% частиц тоньше 0,01 мм. Необходимо однако отметить и широко распространенное явление так называемого отакыривания обычных пашен. Это явление обычно наступает при забрасывании пашни в перелог, и тогда она быстро приобретает внешний вид типичного голого такыра.
Вертикальный профиль такыра в типичном случае имеет следующий вид: 0—2—3 см — корочка, очень плотная, но пористая на изломе; 3—10—12 см — яркобурый глинистый горизонт, обычно резко чешуйчатого или раковистого сложения; ниже, до 30—50—100 см, идет та же яркая глина плотного комковатого или глыбистого сложения.
Подстилание или обычной суглинистой породой или песком (при залегании такыра среди песков).
В отношении засоления воднорастворимыми солями такыры чрезвычайно разнообразны; преобладают вообще более или менее сильно засоленные разности, но часты и весьма слабо засоленные. Нередки значительные скопления гипса на глубине всего 10—20 см от поверхности почвы.
До последнего времени самый тип почвообразования такыров оставался совершенно не ясным. В настоящее время накапливается все более и более фактов, устанавливающих солонцовую природу по крайней мере значительной части их.
Уже морфологические наблюдения разрезов такыров часто дают повод умозаключать о солонцовой природе их по наличию иллювиальных уплотненных горизонтов. Прямых анализов однако здесь к сожалению еще очень мало. Один анализ, сделанный Иолотанской опытной станцией (р. Мургаб), дал очень резкие солонцовые показания, как это видно из следующих цифр:
Аллювиальная область Средней Азии

Для ряда такыров по Аму-Дарье (Куня-Дарья) был произведен анализ самых поверхностных корочек их, причем оказалось, что они при общей емкости поглощения в 7—11 м/экв. содержат 1,7—1,9 м/экв. натрия, или около 20% емкости.
Приведенные материалы дают основание считать, что солонцеватость такыров, повидимому, широко развитое явление, однако их конечно недостаточно для обобщения этого заключения. Такырами вообще называют очень разнообразные почвы, и только массовые систематические исследования могут более точно решить вопрос об их действительной природе.
Сельскохозяйственная и мелиоративная оценка такыров

Практика туземного земледелия знает многие случаи освоения такыров под культуру. При этом обычно они занимаются зерновыми и только спустя большой ряд лет интенсивных обработок и удобрений становятся пригодными и для других культур, в частности для хлопчатника. Однако это лишь частные случаи. Выше мы уже указали, что термином «такыр» в практике обозначаются почвы, весьма разнообразные по своим физико-химическим свойствам. Туземная практика осваивает несомненно лишь наиболее лучшие из них, т. е. наименее солонцеватые, менее засоленные и обладающие наиболее легким механическим составом. Обычно это имеет место в непосредственном соседстве с песками. При этих условиях, с затратой значительного количества добавочного труда на усиленные и специальные обработки и удобрения, обычно маленькими площадями, измеряющимися долями гектаров, это освоение удается.
Исключая эти частные случаи, в общем виде нужно считать, что такыры являются объектом весьма трудным для с.-х. и мелиоративного освоения. Главные причины этого заключаются в следующем: во-первых, как правило, такыры обладают очень тяжелым механическим составом. Одновременно они очень бедны органическим веществом (менее 1%). При этих условиях почвы совершенно лишены прочной структурности и потому обладают очень плохими воднофизическими свойствами. Присутствие поглощенного натра (солонцеватость) придает им особо высокую степень дисперсации при увлажнении и особую плотность при высыхании, что исключает возможность нормального развития здесь корневых систем. Поэтому при попытках обычной культуры на такырах часты случаи, когда появившиеся всходы при подсыхании почвы полностью гибнут. С другой стороны, известны случаи, когда молодые и как будто здоровые растения (хлопчатник) вдруг гибнут при первом поливе. Это явление, по-видимому, должно быть объяснено высокой солонцеватостью такыра, дающего сильную концентрацию щелочи при поливе. Таким образом здесь становится необходимой химизация в целях устранения солонцеватости. Во-вторых, очевидно, что при засоленности такыра (а это является преобладающим случаем) промывка его представляет задачу тяжелую ввиду плохих фильтрационных свойств и наличия солонцеватости.
Аллювиальная область Средней Азии

Конечно при соответствующей химической обработке можно добиться улучшения фильтрационных свойств, как это например видно из следующего эксперимента Иолотанской станции (Мургаб).
Этот опыт поставлен в поле, в ящиках, при напорах от 20 до 88 см, и эффект его должен быть признан значительным. Однако такого рода химическая обработка является операцией во всяком случае дорогой.
Без химизации улучшение физических свойств такыров может быть достигнуто их пескованием. Однако для достижения существенного эффекта здесь нужны громадные количества песка, порядка 300—600 т на гектар, и притом, вероятно с повторениями во времени.
Наконец очень велика у такыров потребность в органических удобрениях (навоз) опять-таки в целях улучшения их физических свойств.
Резюмируя все вышеизложенное, нужно признать, что такыры в общем являются весьма тяжелым объектом для освоения. Техника этого освоения вообще разнообразна, сложна, во многом далеко не ясна и подлежит широкому, разностороннему изучению.
Общая мелиоративная оценка аллювиальной области

В заключение мы можем сделать общую сравнительную мелиоративную оценку лессовой области и области аллювиальных отложений по основным мелиоративным показателям:
1. Рельеф аллювиальных областей, в силу малых уклонов и развития местных деформаций, хуже рельефа лессовых территорий. Иногда наблюдаются исключения лишь на высоких древних террасах, где условия могут быть более или менее равными лессовым.
2. Аллювиальные грунты хуже лессовых в силу пестроты их механического состава, неоднородности сложения и обычно большей засоленности. Частные исключения имеют иногда место на высоких террасах и в областях близкого залегания галечников.
Преимуществом аллювиальных отложений является отсутствие в них просадочности.
3. Гидрогеологические условия аллювиальных областей обычно хуже пролювиальных в силу более высокого уровня грунтовых вод, их засоленности и слабого оттока или полного отсутствия последнего. Исключения встречаются иногда на высоких террасах и обычны на территориях с близким подстиланием галечников.
4. Почвенный покров аллювиальных областей хуже такового областей лессовых. Сероземы речных террас сами по себе могут не отличаться от сероземов на лессах, однако они залегают в худших гидрогеологических и топографических условиях и потому не могут быть полностью приравнены к последним. Широкое и даже господствующее развитие на аллювии почв солончакового и солонцового типов почвообразования очевидно является отрицательной его характеристикой.
В частных случаях залегания влажнолуговых почв в условиях хорошей дренированности, именно на близком галечнике, почвенные условия могут квалифицироваться иногда так же, как и сероземы на лессах.
Следовательно по всей совокупности перечисленных признаков аллювиальные области в целом должны быть признаны с мелиоративной точки зрения менее хорошими и более трудными к освоению.