Поиск

Роль русского и советского почвоведения за рубежом
27.10.2015

Роль Докучаева и докучаевского историко-генетического почвоведения не сразу была понята и оценена за рубежом. Вначале мешал языковой барьер. Первая мировая война и реакционные правительства западного мира после Великой Октябрьской революции усложняли и обрывали научные связи ученых. Ho проходит несколько десятилетий, и мир «открывает» Докучаева и теоретические основы новой науки о почве — генетического почвоведения. С полным основанием Докучаева сравнивают с Коперником, Линнеем, Дарвином. Связи русского и советского почвоведения с зарубежной наукой обстоятельно рассмотрены Д.Г. Виленским.
Выставки карт, почвенных коллекций и лекции Докучаева в Париже, дипломы, почетные звания, полученные им на всемирных выставках в Париже, Чикаго, были первыми шагами докучаевского почвоведения за рубежом. Однако более глубокое ознакомление ученых Европы и Америки с основами докучаевского почвоведения произошло лишь после переводов книги К.Д. Глинки «Типы почвообразования» сначала на немецкий, а затем на английский язык, работы К.К. Гедройца — на немецкий и английский языки.
Прогрессивные идеи генетического русского почвоведения оказали влияние и на Гильгарда, и на его учеников. Келлог писал в 1967 г., что блестящая школа почвоведения, развившаяся в России около 1870 г. под руководством В.В. Докучаева, вследствие «барьера в языке» лишь в 1914 г. по книге К.Д. Глинки стала известной Западной Европе и Америке.
Гильгард в своей монографии и публикациях упоминал имена Koстычева, Коссовича, Виноградского, Вильямса, Отоцкого, Миддендорфа, Шмидта, Рудзинского, Мазуренко, давал ссылки на их работы. Гильгард был знаком с классификационными и генетическими работами Докучаева и Сибирцева. Он переписывался с П.С. Коссовичем, получал от него образцы черноземов и анализировал их, публикуя результаты.
Зигмонд подходил творчески к исследованиям своих русских коллег. Так, Зигмонд считал неверным, что К.Д. Глинка в вопросах классификации почв избрал климат основой для почвенных классификаций.
Выдающийся американский почвовед К.Ф. Марбут, много сделавший для распространения идей докучаевского почвоведения в США, писал, что «первой и единственно приемлемой теорией генезиса почв была теория, созданная в России». Отмечая роль генетического почвоведения, Марбут указывал: «Почва рассматривалась учеными Америки и Западной Европы с двух точек зрения: с одной стороны, в ней видели лишь среду, на которой произрастает растение, с другой — лишь геологическую формацию.... Представители первой группы исследователей. стремились к получению немедленных же результатов в отношении урожая, представители второй уделяли этому предмету очень мало внимания».
Знакомство Марбута с работами советских почвоведов, участие большой делегации почвоведов России в 1927 г. в Международном конгрессе в США и приезд в 1930 г. многочисленных делегаций зарубежных почвоведов в России для участия во II конгрессе позволили Марбуту, а затем его ученикам и последователям перестроить и углубить научные основы американского почвоведения, приняв принципы генетического почвоведения. В западной почвенной литературе 20—30-х годов принимаются основные генетические подразделения почв на типы почвообразования и номенклатура почв, разработанные докучаевской школой. Вводятся методы профильного изучения почв, внедряется учение о факторах почвообразования и почвообразовательных процессах, т. е. о генезисе почв.
Для распространения идей и методов советского почвоведения многое сделали И.С. Джоффе, издавший курс почвоведения в США, С. Ваксман, К.К. Никифоров, живший долгие годы в США, Б.Б. Полынов, выступавший на международных конгрессах и выпустивший книгу «Кора выветривания», глава американского почвоведения -30-х годов К.Ф. Марбут, который перевел книгу К.Д. Глинки еще в 1917 г., его ученик и преемник в почвенной службе США Ч. Келлог. Два последних автора разделяли главные научные положения русского почвоведения, разрабатывая их применительно к условиям США.
Американская почвенная служба вела работы по картографии, химии и охране почв начиная с 1894 г. на основе эмпирического выделения серий почв (материнские породы, механический состав, морфология). Сериям давались местные названия. Оказалось, что тысячи почвенных серий несводимы в естественные научные группы и крайне затрудняют картографию почв страны. Поэтому в 30-х годах XX в. в США возник глубокий интерес к русскому почвоведению и были признаны его главные теоретические положения и методы. Марбут, Келлог, Джоффе, Ричардс, Келли, Торп, Тедроу — выдающиеся почвоведы США — сделали очень много в разработке основ современного почвоведения и его отдельных разделов.
Большой вклад в развитие генетического почвоведения был сделан почвоведами Швеции (Матсон, Тамм), Финляндии (Аальтонен и его школа), Австралии (Прескот и Стифенс), Новой Зеландии (Тейлор, Свиндал), Франции (де Молон, Дюшофур, Эрарт, Обер), Бельгии (Тавернье, Дюдаль, Дор), ГДР (Г. Штремме, Эвальд), ФРГ (Мюккенгаузен, Кубиена), Англии (Рассел, Мюр, Джекс), Японии (Канно, Аомине), Румынии (Чернеску, Кирица), Болгарии (Пушкаров, Странский).
Общение американских и советских почвоведов было затруднено и ограничено правительством США в период «холодной войны». Политическое давление реакционного маккартистского режима на ученых сказалось на американском почвоведении. Наметился отход от позиций генетического почвоведения. Лишь в работах Г. Пенни, Тедроу, Торпа продолжалось развитие почвенно-генетического направления в духе идей Докучаева, Гильгарда, Глинки, Марбута, Вигнера и Гедройца. Общий процесс распространения идей генетического почвоведения на докучаевской основе продолжается во всем мире.
В наибольшей мере сближению научных позиций почвоведов различных стран способствуют коллективные работы по составлению Почвенной карты мира, выработка легенды и номенклатуры почв к этой карте. Эти работы ведутся с 1963 г. силами Международного общества почвоведов, ЮНЕСКО и ФАО при активном участии национальных организаций почвоведов разных стран.
Советское почвоведение всегда играло значительную роль в международном научном сотрудничестве. Ho последние десятилетия характеризуются особым интересом к научным достижениям советского почвоведения и возросшей ролью советского почвоведения в международной научной жизни. Многие отечественные монографии и сборники по фундаментальным вопросам теоретического почвоведения переведены на западные языки.
Советские почвоведы выступают в роли генеральных докладчиков на различных международных конференциях, приглашаются в зарубежные страны в качестве экспертов, лекторов, руководителей научных учреждений или же для проведения совместных исследований.
Заслуживают внимания работы советских почвоведов, выполненные в Индии, Пакистане, Бирме, Египте, Ираке, Китае, Гане, Монголии, Вьетнаме, Кубе, Корее. Плодотворно сотрудничество советских почвоведов и почвоведов Польши, Венгрии, Чехословакии, Румынии, Германской Демократической республики и Болгарии.
Советские ученые принимали активное участие в международных конгрессах почвоведов во Франции, США, Англии, Румынии, Австралии и в многочисленных научных симпозиумах и конференциях, в разных странах мира. В 1974 г. предстоит X Международный конгресс почвоведов в СССР.