Поиск

История биологического круговорота веществ и почвообразовательного процесса
27.10.2015

Данные геологии и палеоботаники позволяют в общих чертах представить важнейшие этапы развития почвообразовательного процесса в связи с историей развития растений и растительного покрова. Последовательность образования главнейших групп растений в общем виде хорошо передается схемой Таусона (рис. 13).
Начало почвообразовательного процесса на Земле следует связывать с появлением автотрофных бактерий, способных к самостоятельному существованию в наиболее неблагоприятных гидротермических условиях, внутри трещин и на поверхности скал. Этот первоначальный процесс воздействия низших организмов на горные породы земной коры В.Р. Вильямс назвал первичным почвообразовательным процессом. Автотрофные бактерии, открытые С.Н. Виноградским в конце XIX в., представляют собой простейшие одноклеточные организмы, насчитывающие около сотни видов. Они обладают способностью исключительно быстрого размножения. Одна особь в течение суток может дать триллионы организмов. Автотрофные бактерии независимы в своей деятельности от присутствия свободного кислорода (не все) и органического вещества. К числу современных автотрофных относятся серобактерии, железобактерии, бактерии, окисляющие водород.

История биологического круговорота веществ и почвообразовательного процесса

Есть основание предполагать, что древние автотрофные бактерии в общем были сходны с современными, описанными Виноградским. Возможно также, что автотрофные бактерии являются предками водорослей и высших растений. Время появления автотрофных бактерий уходит, по-видимому, далеко в докембрий.
Таким образом, первый синтез органических веществ и биологические циклы углерода, серы, азота, фосфора, железа и марганца, кислорода и водорода в земной коре были связаны с деятельностью автотрофных бактерий, использующих кислород минеральных соединений.
He исключено, что наряду с автотрофными бактериями в возникновении и на первых этапах почвообразовательного процесса играли роль неклеточные формы жизни и организмы типа вирусов и бактериофагов. Конечно, это не был почвообразовательный процесс в современном выражении, так как не было корневых растений, не было скоплений гумусоподобных веществ и биогенного мелкозема. Может быть, правильнее говорить в данном случае о первичном биогеохимическом выветривании горных пород под воздействием низших организмов.
В докембрии появились синезеленые водоросли, как одноклеточные, так и сложные. Позже, с силура и девона, распространились многоклеточные водоросли: зеленые, бурые, багряные, в общем сходные с современными. Появление автотрофных бактерий и водорослей могло произойти как в мелководье морей, так и на влажных берегах, а может быть, и на скалах. Во всяком случае, в конце докембрия к деятельности автотрофных бактерий и неклеточных форм жизни присоединяется деятельность водорослей, способных существовать на суше и, в частности, на скалах. Почвообразовательный, процесс после появления водорослей осложнился, ускорился и ознаменовался уже синтезом заметных количеств органического вещества и расширением малого биологического круговорота кислорода, водорода, азота, углерода, серы и ряда других элементов зольного питания. Почвообразовательный процесс на этих стадиях, очевидно, сопровождался формированием значительных: масс биогенного мелкозема.
Судя по минеральному составу современных бактерий разного типа, содержание минеральных веществ в их тканях было небольшим — в среднем около 6—10%. В составе золы бактерий ныне представлены Si, Р, S, N, Fe, Mg, Ca, К, Na. Особенно велика в составе золы доля калия — до 14%. При невероятно высокой скорости размножения и смены поколений бактерий следует признать, что их роль в биологическом круговороте веществ была и остается весьма большой.
Зольность водорослей в 3—4 раза выше, чем бактерий (табл. 4). Появление водорослей на Земле расширило роль биологического круговорота минеральных веществ. При этом особенно возросла доля участия натрия, серы, хлора в минеральных веществах, поглощаемых водорослями. Наметилась тенденция к увеличению доли кремния и фосфора. Эта тенденция получила дальнейшее развитие в более сложных и позже появившихся организмах.
История биологического круговорота веществ и почвообразовательного процесса

Стадия первоначального почвообразовательного процесса была очень длительной и сопровождалась медленным, но непрерывным формированием масс биогенного мелкозема, обогащенного органическим веществом и элементами, .вовлекаемыми в биологический круговорот веществ: Н, O, С, N, Р, S, Ca, К, Fe, Si, Al. Уже мог происходить биогенный синтез вторичных минералов, таких, как алюмо- и феррисиликаты, фосфаты, сульфаты, карбонаты, нитраты, опалы, халцедон и кварц.
Существование флоры и фауны в морях сопровождалось, по-видимому, выраженным подводным почвообразованием в мелководных прибрежных зонах. На суше почвообразовательный процесс имел преимущественно скальный и болотный характер и находился все еще в самых зачаточных стадиях. Как в подводных, так и в наземных условиях этого времени могли образовываться мелкоземистые осадки, наносы и горизонты, обладавшие поглотительной способностью, благоприятными физическими свойствами, запасом элементов минерального питания и органического вещества. В подводных условиях почвообразование благодаря этому могло быть весьма эффективным в смысле создания почв высокого природного плодородия.
Все же ботаники, палеоботаники и палеогеографы, геологи единодушно утверждают, что в докембрии и кембрии суша выглядела еще пустынной, так как растительного покрова на ней практически не было. Правда, в нижнекембрийских отложениях Прибалтики, по сообщению С.Н. Наумовой, найдены споры 17 видов растений типа папоротникообразных. Таких находок пока еще немного, однако установлено, что в кембрии кое-где на суше появилась кустарниковая растительность, представленная так называемыми псилофитами, примитивными низкорослыми наземными растениями, не имевшими даже корней.
Псилофитовая флора, появившаяся в кембрии, получила некоторое распространение в силуре и особенно значительное развитие в девоне. Продолжительность существования псилофитовой флоры и этой второй фазы почвообразовательного процесса составила около 40—50 млн. лет и охватила период послекаледонского постепенного опускания суши. Для этого периода в истории почвенных процессов земного шара характерно уже участие богатой фауны, наиболее ярко представленной исполинскими ящерами.
На суше появляются в массовом количестве более высокоорганизованные растительные организмы с корневищами, стеблями, листьями. Сюда необходимо отнести хвощи и папоротники, которые наряду с псилофитами и простейшими грибами, водорослями и бактериями играли, по-видимому, большую роль в дальнейшем развитии почвообразовательного процесса.
Многочисленные факты согласно подтверждают, что псилофиты, хвощи и папоротники имели кустарниковый и древовидный характер (иногда достигая гигантских размеров) и в основном обитали на влажных низменностях. К этому же времени относится широкое распространение многоклеточных форм зеленых, бурых, багряных водорослей, грибов и, возможно, лишайников.
Под покровом водорослевой и лишайниковой растительности скальный почвообразовательный процесс существенно ускорился и оформился. Почвообразущая роль литофильных организмов не отрицает, а обязательно включает интенсивную совместную деятельность значительного бактериального населения. Можно представить, таким образом, что относительно развитая форма почвообразовательного процесса началась с силура и девона, т. е. около 300—400 млн. лет назад. Почвообразование имело в целом примитивный характер и лишь локально являлось своеобразным лесным процессом в условиях влажного теплого климата, преобладавшего на суше. Дернового процесса почвообразования не было и не могло быть, так как не было еще травянистой растительности.
Вторая половина девона и часть карбона характеризуются постепенным исчезновением псилофитов, господством папоротников (прапапоротников) и настоящих тенистых лесов, образованных каламофитами (родственные современным хвощам), лепидодендронами (близки к нынешним плаунам), кордаитами (первые хвойные). В это же время появляются первые мхи. Немногие виды папоротников, хвощей, плаунов, сохранившиеся до наших дней, вероятно, весьма сильно отличаются по составу зольных веществ от гигантских форм этих растений, существовавших в силуре и девоне. Ho, не имея других путей к суждению о возможном минеральном составе этих растений, мы обращаемся к современным их представителям (табл. 4).
Общая зольность современных папоротников и плаунов невелика (4—6%). В составе золы следует отметить значительную долю калия (до 30%) и хлора (до 10%, папоротники). Хвощи же отличаются как высокой зольностью (до 20%), так и весьма высоким содержанием кремния (до 28%). Грибы расширили биологический круговорот фосфора и калия, а лишайники — кальция, железа и кремния.
Этот период так называемой археоптерисовой флоры продолжался 15—20 млн. лет. Почвообразовательный процесс, имевший уже вполне развитый характер, вероятно, был направлен во влажных теплых областях в сторону формирования кислых каолинитовых, аллитных, бокситовых почв, а также гидроморфных почв, обогащенных железом. В то же время обширные пространства были заняты жаркими пустынями, отличавшимися интенсивным засолением почв и осадочных отложений.
Развитый почвообразовательный процесс с формированием мощных перегнойных горизонтов мог сложиться, очевидно, лишь в период так называемой антракофитовой флоры, т. е. в конце палеозоя. Этот период, охвативший весь карбон и часть перми, продолжался около 100 млн. лет.
В.Л. Комаров отмечает, что растительность в этот период стала необычайно мощным фактором земной жизни, составляя сплошной покров на суше. Своеобразные папоротники, хвощи, плауны, напоминающие современные, появление новых растений, так называемых голосемянных, — все это отличало антракофитовую флору от предшествующей.
Это была растительность, приспособленная к условиям избыточного увлажнения. Многие формы папоротников были представлены мелкими травянистыми разновидностями, возможно игравшими роль современных трав. Однако преобладали лесные гиганты лепидодендроны, составлявшие основу каменноугольного леса. Лепидодендроны, сигиллярии, кордаиты — вся эта пышная растительность давала обильный опад органического материала, образовавшего мощную лесную подстилку, значительное количество перегноя и минеральных веществ. Мхи составляли ковер приземных растений, а грибы и бактерии обусловливали разложение обильной массы органического вещества.
На суше в этот период сформировалась четко выраженная зональность при господстве теплого тропического и субтропического климата. В это время образуются мощные коры выветривания аллитного и каолинитового типов, а также латериты и значительные скопления растительного органического вещества, впоследствии давшего каменные угли.
На суше преобладали ландшафты лесов и болот, а следовательно, болотный и лесной тропический почвообразовательные процессы. Этот режим продолжался в общем до середины пермского периода, когда постепенно наступило иссушение и похолодание материков. В промежутке, с середины перми до середины триаса, как отмечает А.Н. Криштофович, сухость и похолодание способствовали дальнейшему усилению зонально-климатических особенностей на материках. Резче очертилась область пустынь со свойственными им процессами засоления почв и вод. В перми образовались грандиозные соляные залежи. С другой стороны, отчетливо оформились холодные приполярные пояса.
Это время характеризуется появлением и широким развитием голосемянных хвойных растений. Хвойные древесные породы и ныне насчитывают до 500 видов. Пользуясь методом аналогии, можно предположить, что почвообразовательный процесс в высоких широтах под покровом хвойных, а в низких широтах под покровом вечнозеленых древесных растений в пермском периоде был направлен в сторону формирования кислых подзолистых почв, желтоземов, красноземов, бокситов, а в аккумулятивных условиях — латеритов, торфов, болотно-луговых почв.
Современнее голосемянные, как видно из данных табл. 4, отличаются невысокой зольностью (около 3,8%), ничтожным содержанием хлора и натрия, высоким содержанием в золе хвои кремния (16%), кальция : (21%), серы (6%), калия (6,5%).
Таким образом (при условии сходства химизма современных и древних голосемянных), появление голосемянных повело к значительному расширению в биологическом круговороте и в почвообразовании роли кальция, серы, фосфора и к известному уменьшению относительной роли кремния, калия, натрия, хлора.
Флора и фауна мезозойской эры имеют уже черты некоторого сходства с флорой и фауной современного периода. В триасе и юре широко господствует так называемая мезофитовая флора. Приобретают широкое распространение голосемянные растения — цикадовые, цинкговые, хвойные; появляются покрытосемянные. В юрский период возникают и широко распространяются диатомовые водоросли, использующие кремнезем из растворов. Для этого периода характерно дальнейшее нарастание ксерофитизации суши и элементов жаркого, сухого климата, минерализованных грунтовых вод, соляных озер и солончаковых почв.
Растительный мир, как отмечает В.Л. Комаров, переживает период интенсивного развития, что способствует также развитию животного мира. Появляются и широко распространяются млекопитающие, первичные птицы. Леса юрского периода были разреженными. Поэтому болотный и подзолистый процессы, по-видимому, не имели широкого распространения. Мелкие папоротники и листостебельные мхи выполняли роль травянистых почвообразователей.
Кайнофитовая флора, по А.Н. Криштофовичу, охватывает все время с середины мелового периода до современности. Происходит вымирание цикадовых и гинкговых растений, появляются и широко распространяются покрытосемянные (цветковые) растения. На суше оформляется отчетливая климатическая зональность. В умеренных и низких широтах господствует тропическая флора из однодольных (пальмы, лилейные) и двудольных. Здесь образуются кислые аллитизированные и каолинитовые коры выветривания, желтоземные и красноземные почвы.
В середине мелового периода возникают и широко распространяются лиственные древесные породы — клен, дуб, береза, ива, эвкалипт, орех, бук, граб. Под их пологом подзолообразование должно было слабеть, так как зольность этих древесных пород и особенно доля участия в составе минеральных веществ кальция, магния и калия весьма велики. Однако в высоких приполярных широтах господствуют хвойные, под покровом которых, по-видимому, развивается подзолообразовательный процесс, сходный с современным. Обильная флора способствовала дальнейшему развитию млекопитающих, рептилий, птиц и насекомых.
Чрезвычайно интересны положения французского почвоведа Эрарта о геологической роли лесной растительности. Эрарт утверждает, что леса сыграли определяющую роль в формировании осадочных пород, древних кор выветривания и химических осадков.
Как видно из предыдущего обзора, в геологической истории суши леса почти всегда господствовали на ее поверхности. Леса как бы «отфильтровывали» и отделяли механические продукты выветривания, остаточный кварц, полуторные окислы, защищая их от эрозии и способствуя накоплению мощных толщ аллитов, бокситов, каолинитов на месте образования. Растворимая же (миграционная) фаза продуктов выветривания и почвообразования, представленная соединениями Si, Al, Ca, Mg, К, Na, уносилась текучими водами в океан или континентальные депрессии в количестве миллиардов тонн ежегодно. Выпадение этих соединений в осадок вело к образованию чистых, мало загрязненных механическими примесями пластов известняка или мела, доломита или трепела, опала и халцедона, глин и т. д.
Если леса почему-либо исчезали, начиналась эрозия и хемогенные осадки выпадали совместно с механическими наносами или переслаивались с ними. Итак, толщам ископаемых бокситов, аллитов и каолинитов, образовавшимся под древними лесами, отвечают где-то отложенные биохемогенные осадки продуктов (кремнезема, глинных минералов, карбонатов), вынесенных из бокситов, латеритов и каолинитов. Если леса погибали, бокситы, латериты и каолиниты могли быть смыты и переотложены на слои ранее выпавших осадков извести, доломита, кремнезема. Таким образом, осадочные породы кайнозоя и мезозоя в большинстве случаев представляют собой продукты, прошедшие через древнее тропическое лесное почвообразование.
Выветривание гранитов дает обычно на сто частей исходной массы около 25% растворимых продуктов — карбонатов и силикатов металлов, около 25% вторичных глинистых минералов и до 50% остаточного кварца. Таким образом, при формировании осадочных пород из гранитов может образоваться свита горизонтов, где химические осадки, глины и грубый гравийный материал отложены по мощности в отношениях 1:1:2 соответственно. Для базальтов или известняков положение значительно отличается вследствие отсутствия остаточного кварца. Время, необходимое для формирования мощных толщ таких осадочных пород, исчисляется многими миллионами лет. Первые ископаемые бокситы и латериты находятся уже в кембрии и силуре. Поэтому Эрарт допускал возможность существования уже тогда своеобразного лесного почвообразования. Ho он считал, что наиболее достоверное начало лесного почвообразовательного процесса относится к девону. Процессы образования латеритов и бокситов были особенно характерны для карбона.
В третичный период отчетливо развиваются черты почвенной и биоклиматической зональности на суше.. К этому времени происходит формврование растений современных видов. Покрытосемянные (цветковые) растения достигают исключительного разнообразия и широко господствуют в природе. Сокращается область распространения хвойных, которые отступают на территории сравнительно умеренного и холодного климата. «В третичную эпоху, — пишет В.Л. Комаров, — происходит расцвет наземной растительности и создается современный нам мир. Однако еще повсюду на суше преобладает древесная растительность над травянистой».
О преобладании на земном шаре лесного покрова в третичную эпоху пишет и П.М. Жуковский. Нынешняя территория Советского Союза была также занята тропической флорой, включающей пальму, магнолию, секвойю, бук, каштан. Однако минеральный состав веществ, вовлекаемых в биологический круговорот этими лесами, близкими по типу к современным широколиственным лесам, характеризовался значительной долей соединений кальция, магния, калия, фосфора, серы при достаточно больших количествах кремния и алюминия. По-видимому, имело место известное усреднение кислотности почв и коры выветривания, биогенное накопление больших масс доступных для растений элементов минерального питания. Создавались экологические предпосылки для появления и развития покровов травянистой растительности. Хвойные леса отступали под натиском лиственных лесов к северу, а травянистая растительность постепенно распространялась на территории, ранее занятые широколиственными лесами. Благоприятные климатические условия широко использовались злаками, лилейными и наиболее поздними семействами в эволюции — сложноцветными и бобовыми.
Очевидно, в третичный период складываются те основные типы почвообразовательного процесса, которые известны к настоящему времени,—бокситовый, ферраллитный, красноземный, желтоземный, подзолообразовательный, буроземный, лесостепной (серолесной), черноземный, пустынно-солончаковый и, что особенно важно, лугово-дерновый. Появление разнотравья в третичный и четвертичный периоды явилось важнейшим этапом в развитии растительности и почвообразовательного процесса суши. Почвообразовательный процесс вступил в современную стадию, связанную с воздействием на осадочные горные породы обильной корневой системы трав и широким развитием биологического круговорота минеральных веществ, свойственного травянистой растительности.
В антропогене происходит, как пишет К.К. Марков, «великий процесс остепнения лесных пространств и равнин земной суши». Однако и территориально, по суммарной биомассе, по ежегодной продукции фитобиомаесы лесная растительность и в современную эпоху преобладает в биосфере, выветривании и почвообразовании.
Трех-четырехкратное продвижение ледникового покрова на равнинах Евразии и Америки нарушило непрерывность почвообразовательного-процесса в антропогене. Равнины оказались покрытыми толщами ледниковых, приледниковых и послеледниковых отложений, осадками озер, пойм, дельт. Однако всякий раз после отступания ледников на новых толщах моренных, флювиогляциальных и аллювиальных отложений почвообразовательный процесс начинался под воздействием в общем той же растительности кайнофитовой флоры. Всякий раз в послеледниковое время шло потепление и примерно в том же порядке сменяли друг друга хвойные леса, лиственные леса, травянистые формации.
История биологического круговорота веществ и почвообразовательного процесса
История биологического круговорота веществ и почвообразовательного процесса

Как отмечает большинство палеоботаников, в третичный и четвертичный периоды происходили по существу смена и перераспределение типов растительности; появление новых видов установлено лишь для мхов. В третичный период появились лиственные мхи, а сфагновые мхи — лишь в конце третичного — начале четвертичного времени. Оформление растительно-климатических зон в третичный и особенно четвертичный периоды способствовало географической дифференциации типов растительности и почвообразовательных процессов.
Смена господства древесной растительности травянистой имеет громадное принципиальное значение в изменении характера почвообразовательных процессов. Мощная корневая система деревьев обеспечивала включение в биологический круговорот значительной массы минеральных веществ, мобилизуя их для последующего поселения травянистой растительности. Кратковременность жизни травянистых растений (1—2 года) и сосредоточенность корневых масс в самых верхних слоях почвы обеспечивают под покровом трав пространственную концентрацию биологического круговорота минеральных веществ в менее мощной свите горизонтов, с аккумуляцией в них элементов зольного питания. И если длительные лесные периоды в истории растительности земного шара отмечались, по-видимому, формированием кислых ненасыщенных почв типа подзолистых, желтоземов, красноземов, бокситов, лесных буроземов, то начиная со второй половины мелового периода, особенно в четвертичный период, под влиянием господства травянистой растительности распространился дерновый процесс. Он протекает в нейтральной и щелочной среде, богатой кальцием и калием, характеризуется значительно большей аккумуляцией элементов плодородия и образованием темных гумусированных луговых и черноземных почв.
Итак, роль живого вещества и биологического круговорота в геологической истории земного шара, в развитии почвообразовательного процесса, непрерывно возрастала. А.Н. Криштофович, ссылаясь на Упланда, приводит интересные данные об увеличении числа видов растений, произрастающих на суше. Для девона установлено 12 тыс. видов, в каменноугольном периоде их количество возрастает до 27 тыс, видов, в пермотриасе — 43 тыс., а юре — 60 тыс. В третичном периоде установлено около 100 тыс. видов различных растений. Современная флора насчитывает примерно 300 тыс. видов, в том числе около 150 тыс. видов, цветковых растений.
Появление человека в конце третичного периода явилось могущественным фактором усиления общей тенденции смены лесной растительности травянистой. Используя древесную растительность на топливо, первобытный человек ускорил процесс смены лесных формаций травянистыми. Особенно же ускорилась смена леса травянистой растительностью под влиянием сельскохозяйственной деятельности человека. Леса постепенно были сведены на обширных пространствах и уступили места полям и пастбищам, занятым сообществами трав. Подзолообразовательный процесс должен был уступить место процессам дернового типа. Сельскохозяйственная культура и техника, сопровождавшиеся формированием совершенно новых видов растений, придали почвообразовательному процессу на пашне тот современный характер, который должен вызывать дальнейшее повышение уровня плодородия окультуренных почв.
В ходе развития растительного покрова значительно менялись геохимические последствия изменений круговорота минеральных веществ, вовлекаемых в ткани растений. Лишь с большим трудом, и притом косвенно, можно составить представление о развитии минерального состава растений за минувшее геологическое время. Для этого было обработано и пересчитано большое число анализов минерального состава растений из работ, опубликованных разными авторами. Был рассчитан средний состав для основных систематических групп растений.
Полученные данные о зольном составе были расположены в порядке возможной исторической последовательности появления родов и семейств растений (рис. 14).
История биологического круговорота минеральных веществ, вовлекаемых в ткани растений, поскольку она зафиксирована в минеральном составе современных растений, была сложной и противоречивой. Если не считать водорослей и хвощей, то содержание золы в составе тканей растений с известными колебаниями в общем возрастает от древних организмов к новейшим. Злаки, хвощи, некоторые лишайники и мхи обнаруживают особо высокое содержание кремния в золе (19, 29, 12%). Создается, однако, впечатление, что роль кремния в эволюционном ряду растений, достигнув максимума в хвощах и злаках, в более поздних организмах значительно уменьшилась.
Содержание в тканях растений фосфора и серы в эволюционном ряду наземных растений в целом медленно возрастало, отражая, по-видимому, процесс развития белков, с которыми связаны эти элементы. В ослабленной форме и с отклонениями эта тенденция характерна для железа и магния. Их роль в составе золы растений растет параллельно появлению новых видов. Кальций и калий в золе всех растений занимают первые места, составляя в сумме обычно 25—50% золы, чаще при преобладании калия. При этом в их содержании в составе золы наблюдается взаимозависимость: с увеличением доли кальция до 18—20—22% доля калия снижается до 2—4—6%, а с увеличением количества калия до 125—30—32% количество кальция уменьшается до 3—10%. При этом зола покрытосемянных в целом значительно богаче калием, чем зола голосемянных, папоротников, водорослей.
Эволюция и новообразование видов и особенно появление травянистых растений сопровождались суммарным возрастанием в составе поглощаемых элементов минерального питания абсолютного и относительного количества кальция и особенно калия, а также фосфора, серы, магния и железа при уменьшении доли кремния и хлора. В целом же размеры биологического круговорота минеральных веществ непрерывно увеличивались как вследствие увеличения числа видов и массы живого вещества, так и вследствие общего возрастания зольности от хвойных к лиственным древесным породам и от последних к травянистым.
История биологического круговорота веществ и почвообразовательного процесса

Необратимость и направленность истории биосферы на Земле зафиксированы в особенностях геологии хемогенных и биогенных осадочных пород в земной коре (рис. 15). Из приведенной схемы следует, что каменные угли неизвестны в геологических отложениях более древних эпох, чем девон и конец силура. Скопления фосфоритов, возможно, есть и в докембрии, но в основном фосфориты характерны для кембрия и последующих эпох. Биогенные известняки и кремнистые породы появляются в кембрии, но интенсивно проявляются начиная с девона. Интересно, что древние железные, марганцевые и бокситовые коры выветривания — продукт тропического почвообразования — тоже значительно проявляются лишь начиная с триаса.
В заключение приводим сводную таблицу 5, где сопоставляются основные. этапы геологической истории Земли, главные стадии развития жизни на нашей планете и возможная история смены почвообразовательных процессов за последний миллиард лет.
История биологического круговорота веществ и почвообразовательного процесса