Поиск

О взаимосвязи подзоло- и глееобразования (часть 1)
13.03.2013

Чтобы ответить на этот, вероятно, один из основных вопросов генетического почвоведения гумидной зоны, следует прежде всего определить наиболее значимые признаки почв, возникающих под влиянием подзоло-и глееобразования. Это существенно облегчит решение поставленной задачи.
В течение последних десятилетий были получены фундаментальные данные о свойствах рассматриваемых почв, широко использованные при выработке различных концепций подзолообразования. Этот процесс сопровождался изменением как систематики, так и номенклатуры почв. Вместе с тем очевидно, что и в дальнейшем почвоведение будет систематически обогащаться новыми данными о сущности подзолообразования. В известном смысле познание почв — бесконечный процесс. Но при этом, однако, очевидно и то, что объект исследования должен быть строго определен уже сейчас на основе преимущественно морфогенетических признаков, а представление о почвах, как объективно существующих образованиях — формализовано.
Если это условие окажется невыполненным, то не только будет нарушаться преемственность исследований, но и окажется возможным существенная деформация самих понятий о подзолистых почвах или, при определенных условиях, исчезновение этих групп почв по мере накопления дополнительных данных об их свойствах и условиях формирования. Этот вопрос более полно рассматривается несколько ниже. Но здесь следует лишь подчеркнуть, что в настоящее время можно достаточно определенно сформулировать понятие о подзоле и глее в таком виде, что сами определения окажутся общепринятыми, а формулировки не станут препятствием для всестороннего исследования этих почвенных образований.
Очевидно, что в основу таких определений должны быть положены морфогенетические признаки. В этой связи, вероятно, необходимо отметить, что систематика и классификация объектов живой и неживой природы всех основных разделов естествознания (ботаники, зоологии, геологии и др.) развивается прежде всего по пути преемственного использования информации, основанной на морфогенетических свойствах. По такому пути развивается и почвоведение, и это естественно, поскольку подобный подход позволяет наиболее четко ориентироваться в природной обстановке.
Нетрудно обнаружить, например, несомненную аналогию, с одной стороны, между современным состоянием систематики почв и степенью изученности процессов их формирования (т. е. генезиса), а с другой — между систематикой и биохимией растений.
Как известно, систематика флоры была создана великим Линнеем, почти два века тому назад. Ее принципы и фундамент с успехом используются в наши дни, хотя в основе этих построений сейчас, как и прежде, лежит морфогенетический и формализованный анализ генеративных и вегетативных органов растений. В те годы биохимия лишь формировалась как самостоятельная наука. Ее огромные современные достижения, однако, серьезно не повлияли на систематику флоры, предложенную Линнеем, и лишь в отдельных случаях способствовали ее совершенствованию. Но биохимия в настоящее время раскрывает сущность живой природы, своеобразие жизни растений, создает основу для управления важнейшими процессами синтеза органической материи, позволяет полнее использовать особенности и возможности биологического вида, диагносцируемого сейчас, как и прежде, главным образом по морфогенетическим признакам.
Именно поэтому в связи с рассматриваемой проблемой подзоло- и глееобразования следует попытаться дать общее и безусловное определение подзола (подзолистых почв в целом) и глея (глеевых почв), основанное прежде всего на объективно существующих морфогенетических признаках.
Эти формулировки должны быть независимы от меняющихся представлений о сущности процессов, приводящих к их возникновению. Очевидно, что без таких формулировок было бы весьма сложно установить, общность и различия подзоло- и глееобразования.
При решении этой задачи следует прежде всего обратиться к определениям подзола и глея, сформулированным впервые В. В. Докучаевым и Н. Г, Высоцким. Это следует сделать еще и потому, что в настоящее время эти определения продолжают сохранять свое глубокое диагностическое значение. Более того, анализ этих определений позволяет утверждать, что и в дальнейшем в значительной мере, независимо от уровня развития наших знаний о сущности подзоло- и глееобразования, морфогенетические определения подзола и глея, данные Докучаевым и Высоцким, останутся достаточно емкими для решения широкого круга классификационных задач.
Подзолами Докучаев называл общность почв, куда относил (в современном понимании) как собственно подзолы и подзолистые, так и дерново-подзолистые почвы. Их общим признаком является наличие светлого горизонта пепельного цвета. Именно по наличию этого горизонта почва относилась к подзолу. Для нас особый интерес представляет определение подзола в изначальной редакции В. В. Докучаева.