Поиск

Глеезем таежный
13.03.2013

Поррогидроморфное саморазвитие автономного таежного глеезема обусловливается неудовлетворительными условиями стока на плоских слабодренированных водоразделах. Это приводит к увеличению переувлажнения почвенной толщи во времени, усилению оглеения, смене растительности на более гидрофильную и возникновению торфонакопления. В дальнейшем саморазвитие обусловливается уже процессом торфонакопления и состоит из следующих последовательных стадий: глеезем таежный (дифференцированный или недифференцированный)->глеезем таежный торфянистый->глеезем болотный. Последующие стадии остаются теми же, что и в случае саморазвития глеезема болотного.
Автономное заболачивание лесов на тяжелых породах в условиях плоского рельефа неоднократно описывалось в ботанической литературе; материалы по этому вопросу приводят и почвоведы (см. первый и второй разделы книги). Трансформация почвы в этом случае гораздо проще, чем для двух выше рассмотренных почв. В условиях тайги Западной Сибири неудовлетворительный дренаж является причиной широкого развития на суглинистых водоразделах глееземов таежных, а не подзолистых суглинистых почв. С течением времени недостаточный дренаж должен привести к поррогидроморфному саморазвитию глееземов таежных.
Выраженность или отсутствие в профиле последних некоторой элювиально-иллювиальной дифференциации не играет роли, так как она проявляется слабо и не приводит к существенным отличиям верхней и нижней частей профиля по физическим и химическим свойствам. Переход от первой стадии ко второй осуществляется благодаря ЭПП поверхностного оглеения. Это приводит к изменению растительности, которая стимулирует начало торфонакопления. Развитие последнего, в свою очередь, усиливает оглеение, вызывает появление верховодки. Определенная степень выраженности этих признаков обусловливает переход к третьей стадии (см. рис. 28, Б).
Следует подчеркнуть, что это теоретическая и предположительная схема. Факт автономного заболачивания лесов и таежных глееземов не вызывает сомнения, как и описанный выше механизм, по которому он протекает.
Остается недостаточно ясной причина, которая со временем приводит этот механизм в действие. Кроется ли она в саморазвитии почвы и других компонентов биогеоценоза возвышенного местообитания (как указывал В.В. Сукачев), или все же прежде всего происходит заболачивание микродепрессий по типу саморазвития глеезема болотного, а затем уже в связи с влиянием образовавшегося в микродепрессии очага заболачивания происходит поррогидроморфный метаморфоз биогеоценоза и почвы на микроповышении? Это несомненное поррогидроморфное саморазвитие почвенного покрова водораздела, но оно включает в себя саморазвитие почвы микродепрессии и метаморфоз почвы микроповышения. Скорее всего, возможны оба пути. Второй более очевиден, так как протекает «быстрее» и поэтому при исследовании лучше прослеживается.
Не исключая возможности поррогидроморфного саморазвития таежных глееземов, все же следует отметить, что они (при отсутствии влияния болот) могут очень длительно существовать; без признаков нарастания гидроморфизма и перехода в следующую стадию. Об этом свидетельствует их широкое распространение на водоразделах, скорее всего, с атлантического, а может быть, и с бореального периода (ареал Нань-Ях). Возможно, что здесь играет роль и сильная заторможенность по биоклиматическим причинам протекающих в них процессов, и в связи с этим время, необходимое для прохождения этой стадии, превышает длительность голоцена. Во всяком случае, с точки зрения продолжительности голоцена саморазвитие этой почвы можно представить себе в виде кривой с длинным квазиравновесным «плечом».
Следует отметить также, что вопрос о поррогидроморфном саморазвитии или метаморфозе таежных суглинистых почв на водоразделах трудно разрешить на примере почв Западной Сибири. В связи с обилием болот и ухудшением общей дренированности территории на протяжении голоцена, обусловленным прогрессирующим заторфовыванием гидрографической сети, не представляется возможным изучать «чистый» объект, т. е. плоский водораздел, на котором ухудшение во времени водного режима почв было бы связано только с функционированием биогеоценоза этого водораздела при стабильности общего дренирования территории. Поэтому тайга Русской равнины является более удобной территорией для выяснения вопроса о возможных путях саморазвития таежных суглинистых почв.